Городской организм

Начало XXI в. в крупных городах России знаменательно активным возведением многоэтажных жилых домов, что приводит к нарушениям исторически сложившейся среды, отсутствию или игнорированию генпланов городов, проектов планировки при застройке кварталов из-за произвола выбранных новыми инвесторами участков. Зачастую их размеры, масштаб, стиль разрушают композиционную целостность архитектурно-пространственной среды квартала и городского центра. Все это свидетельствует о необходимости более грамотно и профессионально подходить к проблемам реконструкции.

Когда в городском организме закономерно отмирают старые ткани и рождаются новые, города обновляются путем замены устаревших материальных фондов новыми. И здесь должен быть очень объективный профессиональный подход к оценке эстетической и материальной значимости новостройки в контексте исторической среды, что, к сожалению, в настоящее время происходит редко.

Богатый градостроительный опыт отражает принципиально различные методы реконструкции, что диктуется спецификой каждого исторически сложившегося города, его планировочной структурой и художественной ценностью архитектурной среды.


В практике градостроительства нередки примеры, в которых не найдено органичное «сосуществование» старого с новым. Эта негативная практика продолжается и сегодня. К числу объективных причин относится и довольно низкий уровень культуры и знаний в области архитектуры у заказчиков, для которых главный и единственный фактор – экономическая выгода.

Можно отметить и позитивные примеры, когда тактичное отношение к архитектурному наследию подчеркивается современными зданиями, выполненными с применением новых строительных материалов и конструкций.

Обращаясь к вечной и актуальной проблеме взаимодействия старого и нового, сложно найти равновесие, не превратившись в ретроградов или их антиподов. Думается, что ключом к правильному решению может быть «каменная летопись» России с ее великолепными архитектурно-градостроительными памятниками.

В учебном пособии представлены живые памятники, которые автор увидел и запечатлел в реальной городской среде, т. е. в контексте существующей застройки и природы. Они и являются объектами содержания, отраженными в структуре предлагаемого материала.

Пособие состоит из четырех глав, в которых изложены исторические этапы формирования русских городов и архитектурных памятников.

Вторая половина XIX – начало XX в. характеризуется бурным ростом городов в России и Европе, появляются новые направления в архитектуре: модерн и эклектика. В учебном пособии дается краткая характеристика стилистических находок и некоторых построек этой эпохи в Европе и России.

В учебнике ставилась цель – создать общую картину эволюции русской архитектуры во взаимосвязи с культурными общеисторическими ценностями.

Кроме характеристики отдельных архитектурно-градостроительных памятников, кратко излагаются теоретические взгляды известных историков и зодчих, которые способствуют пониманию современных проблем и тенденций.

Ключом к осмыслению исторически сложившихся особенностей России может быть статья доктора исторических наук П. Семенниковой (МГУ), опубликованная в журнале «Наука и жизнь» (1996. № 11). В ней приводятся следующие положения:

«Россия – продукт естественных для больших государств политических процессов: завоеваний, дележа территорий, добровольных присоединений и отсоединений и т. д. Но у этого государства есть и свои особенности. Оно возникло на стыке христианского мира, мусульманской цивилизации, буддийского Востока и огромного региона, занятого кочевыми и полукочевыми обществами.

Россия – это особый исторически сложившийся конгломерат народов, относящихся ко всем существующим типам цивилизаций, объединенных мощным централизованным государством… Все эти народы исповедуют ценности, которые не способны к сращиванию, к синтезу. Духовные ценности нельзя свести воедино, подчинить православию…

Таким же неоднородным обществом остается Россия и сегодня…, но при этом есть определенная, общая для всей страны направленность развития.

Древняя Русь – а в ней находятся истоки истории и культуры трех народов – русского, украинского, белорусского – была частью Европы.

Но XIII в. внес большие изменения в судьбу древнерусских земель. Одни оказались под напором западной (католической) экспансии, другие – восточной (татаро-монгольской).

Основные особенности русского народа и русского общественного сознания сформировались в эпоху Московского государства, которое возникло в пору татаро-монгольской зависимости. Государство создавалось в борьбе за независимость – как русское и православное… Восточные черты в общественной организации оказались весьма существенными. Здесь, как на Востоке, утвердились отношения подданства, а не вассалитета, как на Западе. В конце XV в. в эпоху Ивана Грозного Московское государство вплотную подошло к типу восточной деспотии.

Важнейшая проблема соотношения власти и общества была решена в пользу приоритета власти – так завершилось формирование самодержавия.

Держава, обретенная в ходе борьбы за независимость, рассматривалась как главное национальное достижение. Приоритет государства и государственности стал яркой чертой ментальности русского народа.

В период Московского государства сформировалась еще одна важнейшая особенность русского общества – корпоративность… Община оставалась важнейшим социальным институтом русского народа на протяжении всей его истории. В общине существовала прямая демократия: выборность старейшин и атаманов, коллективное принятие решений и т. п. Чем беднее общество, тем сильнее коллективизм и тяга к корпоративности. Такие общественные системы очень устойчивы и после какой-либо катастрофы стремятся восстановиться в неизменном виде.

Единственный путь, который открыт перед таким обществом – модернизация, постепенная реконструкция общественной системы, демонтаж корпоративных структур и ограничение власти.

Огромную роль в формировании русского общественного сознания сыграло православие. Оно породило феномен, не известный западному христианству – духовность. Идея социального равенства стала одним из важнейших догматов. Православие воспитывало и утверждало коллективизм (соборность).

Сама историческая ситуация сделала русских открытыми для контактов с другими народами. Русское государство стало превращаться в многонациональное с конца XV в. по восточному типу (включение других народов в единое государство при доминировании одного). Русские и русскоязычные на протяжении пяти столетий определяли «правила игры» для всеобщего блага.

Центрами межнационального общения стали города, шел межцивилизационный диалог, взаимообмен. Роль русской культуры как транслятора в этом обмене еще предстоит оценить».

Исторические, социальные и природные факторы, безусловно, являются основополагающими в расселении народов, возникновении населенных мест, а в дальнейшем – в решении архитектурно-градостроительных, пространственных проблем. О специфике этих причинно-следственных связей можно прочесть в статье доктора архитектуры А. В. Иконникова «О русском в русской архитектуре», опубликованной в журнале «Архитектура и строительство России» (1992. № 2):

«Национальное определяется не суммой формальных признаков, а спецификой актуальных предпочтений и соотнесенностью с контекстами места и истории (пространства и времени).

Географическое положение Русской равнины, направления ее рек во многом предопределили ориентацию торговых и культурных связей на ранних этапах становления Руси. Устойчивые особенности развития русской архитектуры были связаны с психологией этноса и долговременными следствиями некоторых событий его истории. Среди них – связанные с отношением к пространству. Д. С. Лихачев выделяет восторг перед пространством – простором и волей. Просторность стала наиболее общей особенностью средневековых русских поселений. Просторность и свободную асимметрию пространственных структур унаследовало градостроительство русского барокко и классицизма в XVIII-XIX вв.».

Приведенные цитаты отражают и мысли автора данного пособия об особенностях восприятия широких пространств – просторов России.