Эскиз в архитектурном проектировании

Масштабность является специфическим для архитектуры композиционным средством и категорией, определяющей качество. Под масштабностью понимают выразительную соразмерность архитектурных форм по отношению к человеку.

Масштабность как композиционное свойство «вытекает» из самой природы архитектуры материализацией ее форм. Объемнопространственные формы находятся между собой в многообразных соотношениях, которые в зависимости от своих характеристик при определенных условиях становятся элементами выразительности языка архитектуры.

Чувство масштабности — реальное восприятие мира, отдельных явлений в их конкретной величине; соразмерность объекта (города, здания, памятника, предметов оборудования и благоустройства, экспоната выставки, стенда, фактуры) с человеком, архитектурным и природным окружением. Рассмотрим новый аспект в истолковании масштабности в ее символическом значении.

В символах раскрыты разные уровни восхождения от конкретных контекстов событийности до космических моделей мироустройства. В образной картине мира, создаваемой геометрическими соотношениями объемов и пространств, находили отражение закономерности жизни, ее упорядоченность в отношении к человеку как субъекту и социуму в целом.

В этом отношении масштаб и масштабность становятся сутью профессионального творчества архитектора, его генерирующими понятиями. Масштабные соотношения трактуются как связи высокого уровня. Именно их имел в виду А.К. Буров, говоря о трех видах проявления масштабности в архитектуре. Восприятие мира современным человеком раскрывается в развитии ряда направлений: феноменологии, экзистенциализма, структурализма, постструктурализма, герменевтики, синергетики. Архитектура, в отличие от других видов искусств, воплощает в материальной форме функциональные и технические требования заказчика свойственными ей образно-выразительными средствами.

Современная философия утверждает устремлённость к субъектности, реально это отношение к конкретному человеку на фоне глобализации утрачивается. Архитектура нередко становится «однообразной», утрачивает во многом качества масштабности. По мнению Л.Н. Павлова, «архитектура – амасштабна (внемасштабна), в пределе стремится нарушить масштабную соотносительность с человеком».

Архитектор Л.Н. Павлов назвал архитектуру застывшей музыкой – красивое возвышенное сравнение, особенно когда речь идет о великих творениях зодчих. Но строения – не только символ славы их создавшему, это еще и среда обитания человека. Л.Н. Павлов первым рассмотрел проблемы деконструктивистов и постмодернистов, сделавших внемасштабность своим композиционным принципом.

При новых скоростях и массовости передвижения они тем более предназначены для «человека едущего», а не для «человека живущего». Давно замечено, что передвижение, дальнее относительно повседневной пешеходной доступности, тем более современное передвижение на большой скорости, принципиально изменяет психику человека, стереотип его поведения, переводит его в «иное состояние», на время такого движения превращает его из «человека города» в «человека дороги».

К настоящему времени сложился ряд направлений исследования о представлении масштабности в архитектурной композиции: психологические, семиотические, структурно-логические, кибернетические, теоретикодеятельностные, искусствоведческие. Данные исследования, формирующие представление масштабности в архитектурной композиции, как правило, мало связаны между собой и не всегда учитывают динамику развития архитектурной профессии.

Композиционная теория, будучи сформированной в первой половине XX в., в начале XXI столетия переживает существенные трансформации. Глубина проникновения в предмет исследования определяется теми представлениями, которыми владеет современная наука. Каждому этапу истории архитектуры присущи свои подходы в изучении композиции и применении композиционных средств.

Изучение масштабности на современном этапе предстает как диалог миссии архитектуры с новейшими идеями науки о сложности. Динамичность жизненных процессов, социальные и технические перемены, технологический прогресс, проблемы эстетического разнообразия требуют создания быстро трансформируемых архитектурных форм. Необходимость постановки задач прогнозирования и управления процессами реорганизации среды привела к необходимости выделения и изучения фактора «динамизма».

Это вывело проблему изменяемости пространства на новый композиционный уровень и другое представление о масштабности. На рубеже XX–XXI вв. соответственно разным уровням архитектурно-градостроительной организации объектов – от города до проектирования архитектурного комплекса (ансамбля), отдельного объекта и интерьера, а также фактуры (текстуры) поверхности форм – в теории архитектуры начинают формироваться новые представления о масштабности.

На данном этапе их можно сформировать в следующие группы: – масштабность как представление о членении формы. В основе лежит структурный метод, основателями которого считаются этнолог К. Леви-Стросс, культуролог М. Фуко, психоаналитик Ж. Лакан, искусствовед У. Эко. Принцип метода – расчленение объекта на элементарные части, в которых типичные повторяющиеся отношения связывают пары вычлененных элементов; раскрытие отношений преобразования между частями, их систематизация и построение абстрактной структуры путем формально-логического моделирования.

Структурный метод способствует выявлению структуры как относительно устойчивой совокупности отношений на основе признания методологического предпочтения отношений над самими элементами в изучаемой системе; – масштабность как соотношения целого и детали – в работах Витрувия, А. Палладио, Л. Альберти, а также их последователей, составная часть здания была «отдельным бытием». Все вместе они составляли целое, характеристиками которого считали покой, гармонию и традицию.

Современные исследователи рассматривают соединения крупных и мелких частей, обращая внимание на существенное различие между понятием величины и понятием «значительности архитектурной формы» (Л. Альберти); – масштабность как представление проявления антропоморфного факта регулируется размером средней человеческой фигуры и тех предметов, величина которых с ней связана.

Когда мы говорим, что здание является большим или малым, мы имеем в виду, что составляющие его части в действительности и зрительно имеют большие или малые физические размеры. Чтобы быть большим, здание не должно быть обязательно большим по размеру, но оно будет скомпоновано из элементов, необычно больших и рельефных по сравнению с человеческой фигурой или зданиями с обычными деталями.

Наиболее подробно и доказательно этот подход разобран Я. Маасе, Э. Хемплином, Т. Эдварсом; – масштабность как представление размещения в пространстве. Анализ архитектурных сооружений по статичности и динамичности формирует представления об их масштабности с учетом особенностей гармонизации объемных форм каждого типа.

Говард Робертсон считает, что окружение дает ключ к пониманию подлинной величины здания. «Триумфальная арка в Париже имеет правильный масштаб, – пишет Роберсон, – но в Лондоне, где масштаб зданий мельче, ее пришлось бы разместить в специальном окружении во избежание риска подавления ее соседей». Получается, что выбор масштаба зависит от масштабности места расположения здания, от имеющихся точек зрения на него.

Примером гармонизации масштабности является Санкт-Петербург, сочетающий выразительность глубоких перспектив улиц и ясность пространств монументальных площадей. Единство масштабности группы зданий, разнящихся по величине и назначению, может быть достигнуто благодаря масштабу и другим композиционным средствам; – масштабность как характеристика изменчивости масштабных представлений.

Масштабные представления тесно связаны с идеями, положенными в основу замысла сооружений, с их назначением. Камерность и гигантомания, миниатюрность и монументальность являются полюсами, между которыми располагается весь ряд мыслимых масштабных представлений. И.В. Жолтовским понятие масштабности трактуется из условий формирования художественного образа, как создание ансамбля.

Масштабность зависит от идеи сооружения, его абсолютных размеров, пропорций, трактовки деталей и меняется в связи с реальными условиями его окружения. Зодчий считает: «…резкие, контрастные пропорции, простая общая форма, одна крупно решенная композиционная тема придают даже малому сооружению сильную художественную выразительность…».