Если подходить к проблеме архитектурной симметрии в целом с позиции ее социокультурных предпосылок, то становится очевидным, что истоки качественного различия в постижении и в воссоздании симметричных структур лежат в сфере духовной жизни, унаследованных привычек, традиций, убеждений, знаний, полученных из прошлого опыта, то есть всего того, что обнимается широким понятием культура.

Судить о том, как понимает симметрию человек конкретно-исторической эпохи, можно только в контексте культуры этой эпохи.

Анализируя симметрию в памятнике архитектуры, правомерно говорить о необходимости воссоздания соответствующего «культурного» фона реализации принципов симметрии в архитектурной композиции, иными словами, ставить вопрос об интерпретации архитектурной симметрии в системе мышления породившей ее культуры.

Как область искусства архитектурное творчество по природе своей символично, поэтому мы должны принимать во внимание возможность построения пространственной метафоры, привычного, традиционного для культуры мироощущения.

Существует целый ряд исследований о влиянии архетипных представлений на строительную деятельность человека, которая традиционно осуществлялась и воспринималась в истории как деятельность ритуальная.

Выявление уже упоминавшихся бинарных оппозиций (левое правое, верх -низ, снаружи -внутри), трех- частных (мировое дерево) и четырехчленных (например, по сторонам света) систем в структурах различного рода: социальной организации общества, искусстве, литературе, философии и т. д.- дает основание для обнаружения подобных отношений и в структурах строительных.

Постоянно следует учитывать, как полагает В. Иванов, возможность построения новых двоичных систем, не переданных по традиции, а созданных по архетипическим нормам, опирающимся и на направленное социальное воспитание праворукости, и на биологические и физические проявления асимметрии и парности, способствующие развертыванию двоичной системы противопоставлений.

Таким образом, объективно-закономерный процесс упорядочения в архитектуре как внутренняя законосообразность акта творчества естественно сопрягается с творчески «пережитым» опытом всей мировой культуры и осознанием задач сегодняшнего дня.

Социокультурная обусловленность симметрии в архитектуре проистекает из универсального контекста жизненных взаимосвязей, разнообразие и противоречие которых диктует цель профессии.

Если симметрия геометрической модели допускает точную фиксацию число, схему, формулу и т. д., то «симметрия» предпосылок творчества требует иных средств.

Очевидно, только интуиция исследователя способна уловить в различных проявлениях культурно-исторической реальности (смысловых аналогиях, традиционной символике, научных открытиях и т. п.) неизменную структуру, ту, по Флоренскому, «схему человеческого духа», которая по существу и служит основой творческого настроя художника, его ориентации в мире ценностей культуры и профессии.

Несмотря на субъективность индивидуальной установки, исследования подтверждают принципиальную возможность обнаружения инвариантов в области идей, ощущений, суждений и т. д.

В самом деле, установить «общее в мифах разных первобытных и древних народов нетрудно: эта общность объясняется одинаковыми средствами, с которыми разные древние народы подходили к познанию мира, и одинаковостью наиболее важных явлений, требовавших осмысления».

Инвариантная для каждой культуры структура миропонимания, трансформируясь творческим сознанием, обнаруживает себя в конкретной ситуации выбора приема упорядочения формы, в частности приема симметричных расположений.

Здесь необходимо вновь обратиться к понятию изоморфизма. Так как речь идет о миропонимании, то в этой связи представление об изоморфизме различных аспектов мироздания проявляется в том, «что в самых различных сферах воспроизводятся те же символы и структурные конфигурации», и в культуре разных народов достаточно эксплицитно соотнесены страны света, боги и животные, времена года, стихии, органы тела, цвета, иногда геометрические формы, некоторые географические сферы, социальные ранги, специальные атрибуты.

Поэтому близкие представления могут быть переданы в коде «географическом», «календарном», «зоологическом», «цветовом», «анатомическом» и т. д. Или, добавим, «топографическом» ходе в процессе толкования той или иной композиции, так как взаимное расположение различных входящих в ее состав мотивов оказывается связанным с их значением.

Известно, что для многих народов характерно, в частности, укоренившееся в течение тысячелетий представление о тождестве, подобии структуры «макрокосма» Вселенной и «микрокосма» человека и его творений.

Оно может быть названо симметричным сопоставлением данностей разного порядка. С этим представлением связана ритуальная значимость воспроизведения образно осознанных структур космоса в структурах строительных, что имеет прямое отношение к архитектурной символике.

Установлено, например, что семантика при аральских мавзолеев IX-III вв. до н. э. восходит к мифопоэтическим воззрениям на устройство вселенной.

Их композиции, построенные на принципах центрально-осевой симметрии и представляющие собой вариации сочетаний вписанных друг в друга кругов и квадратов, обусловлены «космологическими уподоблениями гробницы обитаемому миру».